• olerskay

О работе над руками


Дорогие коллеги! Спасибо Вам за Ваши письма! Они так вдохновляют, заставляют думать, искать, видеть многие аспекты с разных сторон, обогащают профессионально. И даже с вашего позволения, я решила кое-что из переписки публиковать, потому что такие интересные мыли и информацию присылают мне педагоги, что просто хочется поделиться (разумеется, только с согласия каждого конкретного автора письма)! Вот и недавно снова я испытала прилив вдохновения от переписки с Ольгой Валентиновной Нелипа. Всё началось с её вопроса. Ниже привожу вопрос, свой ответ и ответ Ольги Валентиновны.

Вопрос:

Хотелось бы посмотреть, как Вы работаете

над постановкой ручек. Ваши детки хорошо владеют весом руки,

что является редкостью для первых лет обучения.

Особенно впечатляет игра аккордовой фактуры и арпеджио.

Очень гармоничны и естественны руки, тело и без излишеств.

Вероятно, что вначале всё это отрабатывается в медленном темпе,

более утрированно. Приблизительно понятно, но хотелось бы посмотреть

процесс работы над какой - либо ручной пьесой.

Например, как не зажать руку в «Новогоднем настроении»

с такой растяжкой для детской руки на legato (в нотах на сайте).

Какая там аппликатура?

ссылка на страницу с исполнением пьес учащимися

https://www.fortepiano-olerskaya.com/video-s-uchashimisya

Ответ:

По поводу ручек было очень приятно прочитать Ваше мнение. Дело в том, что как раз по поводу пианизма я получаю противоречивые мнения, некоторым нравится, и они так же, как и Вы отмечают вес, свободу и уверенность игры, а некоторые говорят, что просто дети сильно машут руками и это неприемлемо. А поскольку я по специальности всё-таки композитор, а не пианист, то я начинаю сомневаться и не осмеливаюсь выкладывать свои идеи по поводу того, как я работаю с руками)). Вот такая история. Вообще-то это, конечно действительно всё достигается практически полным акцентом внимания ученика на руках в первые годы. А поскольку Ручные пьесы-упражнения играются не по нотам, то отвлекаться детям не приходится, и они с удовольствием погружаются в пианистические задачи. В начале у нас всё так же, как и в традиционном обучении — играем пьески одним пальцем, сначала третьим, потом то же самое вторым, четвёртым. и через некоторое время пятым, а потом и первым. Отличия начинаются с момента соединения двух пальцев. Как правило мы делаем это на пьесе «Волнение», в которой стараемся достичь уже определённого технического «совершенства»)) для данного этапа, конечно)).

Вот такое исполнение на уроке, конечно с шероховатостями, но для ребёнка — это большой технический скачок

https://www.youtube.com/watch?v=GPuKEKcRnmE

Именно в этой пьесе поэтапно мы впервые начинаем добиваться технической приспособленности. Здесь и темп, и динамичная фонограмма и непрерывное чередование рук, а также довольно большой размер пьесы, во время исполнения которой некогда и дух перевести. Но эта техническая цель стоит во главе всего - к ней мы идём, и с места не сдвинемся, пока не добьёмся результата. Это не значит, что мы стоим на месте. Мы параллельно в какой-то момент включаем и другие пьески, следующие задачи, соединение трёх пальцев, например. Но «Волнение» мы будем играть до тех пор, пока не появится приспособленность, уверенность и свобода. Я считаю это первым ключевым моментом. И после игры 2 — 3 пальцами, мы играем «Волнение» 3-4, 4- 5 и 1-2. Но это уже, когда определённая опора в руках возникнет. Следующий ключевой этап — это «К звёздам», где важным моментом является освоение запаздывающей педали, эта пьеса проще и технические задачи легче.

https://www.youtube.com/watch?v=gmdu_DzDZoE

А дальше идёт «Ноктюрн» — его мы тоже отрабатываем очень тщательно, и на нём ребёнок вырастает пианистически. И в первую очередь именно в отношении приспособленности к инструменту и удобства.

https://www.youtube.com/watch?v=IYIXDT60Jug

Следующие ключевые пьесы — «Поэма» или «Сказка звёздного неба» (трезвучия),

https://www.youtube.com/watch?v=HJBCQxPcCr4

а потом «Обязательный этюд»

https://www.youtube.com/watch?v=jqK97H2FHYk

— и каждую из них довести до уверенного исполнения. У меня на канале в YouTube всё это есть. Дети играют не идеально, конечно, но для их уровня и на тот момент — это в каждой пьесе большой прорыв технический. Почему я пишу подробно о пьесах — вот именно эти пьески как ступеньки большие-большие для них каждый ученик у меня проходит. Кому-то даётся это легко, но для большинства приходится попотеть, но поскольку они видят свой собственный рост, то как правило с удовольствием тренируются. Аккордовые пьесы играем постоянно, «Сказку звёздного неба» выучили — играем «Танец попугаев», затем, например, «Море», потом «К нам едет Дед Мороз», и потом ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ДЛЯ ВСЕХ пьеса «Новогоднее настроение». После «Новогоднего настроения» приспособленность ребёнка к инструменту увеличивается в разы. Вы пишете об аккордах на легато в правой руке. Да, действительно, задача сложная и работа идёт не быстро, но в конечном итоге все справляются, каждый, даже самый слабенький ученик. Аппликатура в правой руке: трезвучия 2- 4- 5, ход на кварту вниз – 1. Теперь о свободе аппарата. Свобода культивируется просто постоянным обращением внимания к ней и, как я считаю, она проистекает потом уже из приспособленности. Если ребёнок приспособился к какому-то приёму основательно, то в нём он будет уже свободен. И вот эту самую приспособленность я прививаю, как говорится «агрессивно». Не в смысле агрессии по отношению к ученикам или их отношению к своим рукам. А в смысле того, что первое и главное — это приспособленность, и она идёт, как главная цель — хотя бы даже и в ущерб всему остальному — нотам, количеству произведений, теории и гаммам. Всё остальное — вторично, оно потом подтянется. Выражаясь метафорически, я могу обойти полгорода, взобраться на высокую гору, если у меня удобная обувь. В противном случае все мои передвижения будут причинять мне боль. Я думаю, что часто ребёнок может зажиматься, если он постоянно пьесы не доучивает, что происходит в муз. школах на регулярной основе из-за большого количества зачётов, а поэтому, не приспособившись к одной задаче, ученик вынужден перескакивать на другую. Это в младших классах, по моему мнению, недопустимо. Нет — зачёты могут быть, их может быть много, но не по репертуарному принципу. А, скажем зачёт по ритму, зачёт по какой-то конкретной задаче, по интервалам, по чтению нот, по игре тоже, но не впопыхах, как это принято в типовой программе, так как ребёнок не успевает осмыслить, что он делает. Конечно, ко всем задачам сразу не приспособишься, но к основным, опорным — надо, я думаю. И вскоре это становится нормой.

А по поводу работы с весом руки, я должна сказать, что практикую несколько иной принцип. Я могу ошибаться, и скорее всего, такое моё мнение возымеет массу критики. Но я не учу детей играть от плеча, я учу играть от спины. А также играть, чувствуя вес таза, вес бёдер. Мы учимся перенаправлять тот большой вес, который имеет верхняя часть ног, вся тазовая часть. Отсюда берётся пружина, и очень редко происходит плечевой зажим. И, конечно, как Вы тоже отмечаете — вначале всё утрировано, все движения и все ощущения.

Что касается аккордов, то помимо количества пьес, в самом начале мы ещё преодолеваем явное физическое неудобство и учимся играть трезвучия любым путём — в крайнем случае через первоначальный зажим. То есть, если никак не получается, то учимся сначала играть трезвучия зажатой рукой, а через некоторое время, когда пальчики начинают хоть как-то вставать на трезвучие, зажим понемногу убираем. А дальше — огромное количество тренировок, проистекающих из быстрого выучивания (не по нотам) и из-за необходимости играть с фонограммой, к которой надо привыкнуть, к темпу прийти — всё это цели очень понятные для ребёнка, поэтому он эту цель видит и к ней идёт, а пока он к ней идёт, аккорды тренируются)). Фактически, ребёнок тренируется совпадать с фонограммой, не запинаться – из-за этого ему приходится много тренироваться. Получается, что благодаря стремлению к одной цели, понятной для ребёнка (не запинаться под фонограмму), он решает и другую задачу (менее понятную на данном этапе), а именно, тренирует технический приём. Почему я говорю, что эта задача для него менее понятна – потому что на практике он не представляет ещё, как будет у него получаться сыграть тот или иной приём, а учитель это уже знает, и целенаправленно ученика к этому ведёт.

А в арпеджио в «Обязательном этюде» вначале у 80 процентов ребят вообще ничего не получается. Поэтому учим сначала только первый пассаж. Если надо — учим его месяц, два месяца. Ведь встречаются очень слабенькие по способностям дети. Приспособились — добавляем ещё парочку пассажей, а потом уже проще.

К сожалению, у меня совсем нет записей уроков, а сейчас у меня нет маленьких учеников. Вот внук подрастает, надо бы начать с ним заниматься.

Мне кажется всё-таки, что суть в самом подходе — в настойчивом поиске именно приспособленности, а дальше, каждый педагог выстраивает пианистические ощущения ученика по тому принципу, как он сам играет, какие физические ощущения у самого педагога, и он просто передаёт их ученику. И если это — первоочередная задача, и она не растаскивается догмами программных требований и есть материал, на котором можно всё построить с максимальным комфортом, то всё должно сработать))

Ответ Ольги Валентиновны

также он есть на страничке в ВК в Отзывах (Аурелия Чуксина)

https://vk.com/topic-116187531_34460339


Очень признательна Вам за такой подробный ответ на моё письмо.

Огромное спасибо за то, что досконально описали, в какой последовательности подключаете пьески в игру и какие ставите задачи. Теперь для меня Ваша “кухня” ещё больше прояснилась. Это очень интересно.

Если взять действующую программу обучения игры на инструменте, то развитие техники происходит в хаотичном порядке.

У Вас же этот процесс выстроен последовательно, в том числе и за счёт пьес.

Мне понравился принцип работы: пока не отработаем данный приём – не переходим к следующему.

К тому же уникально, что под каждую пианистическую задачу, по мере роста учащегося, написаны пьески, которые можно выучить очень быстро, даже не зная нот!

Причём все пьески образны, очень симпатичны, современны и поэтому вызывают отклик в детской душе. (Вспоминаю, с каким удовольствием играют Ваши ученики!)

А имея приличный объём для начинающего пианиста в сочетании с фонограммой, они представляют по сути своей концерт, соревнование с оркестровым сопровождением в современном доступном варианте. Такое счастливое сочетание пианиста, композитора и аранжировщика в “одном флаконе” великолепно пошло на пользу новой методике.

А теперь сравним этот уровень с игрой бирюлек, которые предлагается играть в музыкальной школе начинающим пианистам! О какой технике можно говорить!

Понятно, что существует масса этюдов на разные виды техники, но они написаны под методику, где знакомство с музыкой происходит по нотам и не так просты для запоминания по схеме или с показа.

Хочу высказать своё мнение об игре с показа, который считается порочным, непрофессиональным приёмом, но на деле даёт очень быстрый прогресс в освоении инструмента.

Вообще, "делай как я" пробуждает мотивацию превозмочь своё неумение и повторить так, как делает другой. Это уникальный метод, который базируется на свойстве зеркальных нейронов и в нашем деле просто недооценён.

Даже в древности люди знали об этом, знания передавались от учителя к ученику именно методом "делай как я". Через подражание ученик делал скачок в своём развитии. Тот, кто наблюдал за детьми, подтвердит, что младшие дети в коллективе развиваются быстрее, подражая старшим детям.

Я вспоминаю, что, учась в муз. училище, я однажды, что называется, "заболела" одной пьесой, которую играла знакомая мне старшекурсница.

Несмотря на то, что в техническом отношении пьеса была на много порядков сложнее моего уровня, мне очень хотелось сыграть её.

У меня ныла душа, как в предвкушении любовного свидания, пока я не попросила её, как говорится, эту музыку "снять с рук". Пьеса попала мне в программу и, на удивление моего преподавателя, я быстро справилась со всеми трудностями. Это помогло мне сделать заметный технический скачок. С тех пор меня "рассмотрели поближе" и давали произведения "на вырост".

Для меня был очевиден тот факт, что если бы мне дали его (что невероятно) разбирать самостоятельно, я бы так не справилась.

Поэтому, когда Вы говорите, что нужно включать в программу произведения повышенной сложности – я с этим согласна на 100%.

Так я занималась со своей старшей дочерью, готовя её к поступлению в школу для одарённых детей при консерватории и наблюдала эти удивительные вещи! А потом пошли и конкурсы и призовые места.

Я совершенно с Вами согласна, что умелое применение этого приёма в сочетании с использованием структурных, быстро запоминающихся объёмных пьес, даёт возможность сэкономить время для постановочных моментов, развития техники, отработки средств выразительности и делает возможным совершить ученику ощутимый скачок в развитии от пьесы к пьесе.

Очень удобным является и то, что пьески - упражнения можно изменять, приспосабливать к возможности учащегося. Кстати, этим "грешила" в хорошем смысле и Артоболевская А., иногда упрощая классику до уровня начинающих пианистов.

Ещё хочу отметить плюсом то, что Вы акцентируете внимание на том, какое важное значение имеет постепенный переход к освоению игры сначала сильными пальцами, и только когда приём усвоен, по очереди переходить к более слабым. Что пьесы полезно играть разными пальцами. А когда механизм "расслабление после напряжения" учащийся ввёл в свою систему автоматизмов, можно переходить к legato двумя пальцами. И отрабатывать тот же приём ("расслабление после напряжения"), постепенно добавляя три, четыре пальца и т.д., до тех пор, пока не придёт ощущение того, что одним расслабляющим движением можно снять напряжение после игры пассажа, состоящего из множества нот.

В музыкальной школе скачем ”галопом по Европам”, главное – разнообразие. А вред от стремления познакомить с как можно большим муз. материалом тот, что наступает хаос, в том числе и в голове учащегося.

Вообще, хочу сделать Вам комплимент: у Вас редкий дар ума - структурировать пространство.

Это заметно в вашей программе. Всё выстроено "по полочкам", формализовно и доведено до печатного издания. Каждая высказанная мысль доказана как теорема с доказательством учёного.

Читая Вашу программу, понимаешь, что каждый преподаватель сталкивается с такими же проблемами. Ценность её заключается ещё и в том, что эти проблемы из интуитивного уровня выведены на ментальный. Чётко структурированы, оформлены в концепцию. Поставлены задачи и предложены методы решения этих проблем.

Нашему Министерству бы проявить внимание к подобного рода вещам, - можно было бы музыкальное образование поднять на качественно новый уровень.

Да, в наших музыкальных школах давно назрела необходимость менять программы. Это просто вредительство. Детей приводят в школу, как в Храм Музыки. А они об этой Музыке только мечтают! И вместо того, чтобы наслаждаться прекрасным, совершенствоваться в игре, мы беспомощно копошимся в нотах!